17:49 

Зарисовки

Маккуро Ооками
Принимать нас за хороших людей непростительно глупо с твоей стороны.
Драбблообразные зарисовки по отблескам. Раньше по этому фандому не писала, как-то не тянуло, а тут посреди ночи осенило, как всегда. Ночью я, естественно, ничего писать не стала, иначе зачем нужна лекция по русскому?


Кто сказал, что камень должен вечно быть холодным? Нет, конечно, если он лежит во льдах... Но и тогда он способен изменить температуру, лишь коснётся его луч солнца.

Он идёт, утопая по колено в высокой траве, колышущейся под дуновениями ветра. Не пристало герцогу ходить без сопровождающих, но он всегда может сказать, что был не один. Ведь в поле столько мелких зверьков, птиц, насекомых... Формально - всё соблюдено, нигде не написано, что сопровождающие должны быть людьми.
Мимо, едва не задев его лицо, проносится ласточка. Воздух густой и пахнет поздним летом - чуть подсохшей травой, цветами, хвоей со стороны леса. Ветер слабый, но уже через пару часов он усилится, станет холодным и принесёт с собой первые капли дождя. Небо затянет серо-свинцовая клубящаяся волна. Затянет, а потом рухнет вниз.
Но пока что солнце слепит глаза, воротник серого камзола расстёгнут, а в волосах запутались травинки и хлопья с цветущих метёлок.
Он лежит на спине, широко раскрытыми глазами глядя в небо. Лицо щекочет трава. Те травинки, что закрывают солнце, кажутся чёрными. Яркий свет всегда обращает во тьму то, что что против него, и чем ярче он, тем гуще тьма. И в то же время, лучше так, чем копошение серых теней.
В поле цветёт вереск. Сиренево-розовый, дикий, настоящий. Капли и пятна краски, растёкшиеся по серой земле. Всего немного пройти, и вновь вернёшься в буйство цвета и стрёкот цикад, но до грозы всего полчаса, а он ещё не сделал того, что хотел.

Возвращается он пешком, как и пришёл. В спину дует ветер, и кажется, что небо сейчас рухнет на голову.

Вереск - всегда символ смерти. Смерти и вечности, и нового возрождения, ведь кто сказал, что у смерти нет конца?
Лиловые метёлки опускаются на гробы в фамильном склепе. Он останавливается на пороге и склоняется в поклоне, выказывая уважение и благодарность. И обещание хранить то, что ему досталось по наследству. Хранить, преумножать и восстанавливать, поднимать из руин...
"Из глубин..."
Что ж, он не предаст семейный девиз.
Герцог Придд с тихим стуком закрывает за собой дверь дома, и, словно отзываясь на этот звук, раздаётся громкий шелест дождя.
Воротник застёгнут, каштановые волосы в идеальном порядке, травинки и пыльца остались ещё в поле.

По столу в кабинете ползает божья коровка.

В номере два я нашёл многовато фактических ошибок, посему ему или не быть, или быть, но не ему и не сейчас.

@темы: творческий бред

URL
   

Гримёрка погорелого театра

главная